April 20th, 2010

Филологический практикум

Помнится, в комментариях к моему посту о ножиках, мы с alarmyst несколько отклонившись от колюще-режущей темы, вспомнили о неточном переводе библии, где Самсон воевал с филистимлянами ослиной челюстью. Дословно:
Кстати, Веллер в книжке "Перпендикуляр" писал, что это просто неточный перевод библии. Имелась ввиду не челюсть осла в буквальном смысле, а челюсть (нижняя часть рамы) онагра (метательного орудия). Это, согласись, более подходит библейскому силачу, да и роли оружия массового поражения филистимлян тоже значительно более соответствует, нежели ослиная мандибула.

Не так давно пересматривая гениальный мультик "Остров сокровищ" вспомнил, что там же натыкался на указание не вполне корректного перевода оригинала знаменитой книжки Стивенсона на русский язык. Как мог какого-то квартирмейстера боятся сам Флинт? Наткнулся недавно у iv6 на конкретный ответ по существу. Всё вполне встало на свои места.


Мысь, как она есь...

Ну и наконец, ещё один пример некорректного перевода, на сей раз со старославянского. Вспомнил, как на уроках литературы в школе при изучении "Слова о полку Игореве" я никак не мог взять в толк, каким это образом Боян растекается мыслию по древу? Помню, были какие-то попытки со стороны учителя объяснить столь странные образы исторической ветхостью написанного. Но вот сегодня наткнулся на Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений, где и вычитал это:

Растекаться мыслью по древу

Неверно переведенная строка из памятника древнерусской литературы «Слово о полку Игореве», которая тем не менее в современном русском языке живет своей, самостоятельной жизнью.

В «Слове» сказано: «Боян вещий, если кому-то хотел сложить песнь, растекался мысию по дереву, серым волком по земле, сизым орлом под облаками».

«Мысь» в переводе со старославянского «белка». Соответственно автор говорит, что Боян, складывая песнь, охватывал мысленным взором весь мир — бегал белкою по дереву, серым волком — по земле, летал орлом под облаками.

Примечательно, что, например, в Псковской губернии еще в XIX в. белку называли именно так — «мысью».

Иносказательно: вдаваться в ненужные подробности, отвлекаться от основной мысли, затрагивать разные, побочные, подобно ветвям дерева, темы и т. д. (шутл.-ирон.).


А я же тогда выдал предположение соседу по парте, что Боян мог растечься мыслью по древу только в одном случае - ежели кто-то расхреначил вещую голову по этому самому древу. Предположение было услышано не только соседом, но и почти всем классом, и учителем в том числе (не умел я тихо шептать). В результате дневник украсила двойка и запись о срыве урока вашим покорным слугой.